Свежие комментарии

  • Алик Кук
    положение и жизнь русов при царе описана в романе толстого воскресенье. ему не было смысла врать как врут сегодняшние...Слава богу, мы — ...
  • Виктор Бегеба
    только до конца . иначе все повторится."Прогноз..."
  • Дмитрий Коновалов
    Как в окопе побывала! Нинок-молодец!Архивный ролик с ...

Как Отто Куусинен развалил СССР

Как Отто Куусинен развалил СССР

Наверное, поворотным пунктом и началом последнего взлёта карьеры Куусинена можно считать 1956 год — год, когда по Советскому Союзу были нанесены два страшных удара. Первый — доклад Хрущёва о разоблачении «культа личности» на 20-м съезде КПСС. Второй — антисоветское восстание в Венгрии, эффективно подавленное нашими войсками.

Именно Куусинен принимает живейшее участие в подготовке того доклада. Он мстит мёртвому Сталину за обманутые надежды. Угрюмый, затаивший злобу угро-финн всё-таки дождался своего часа. Доклад Хрущёва, направленный на развенчание Сталина и его эпохи, стал тяжелейшей раной, нанесённой делу Красной империи. Он привёл к тому, что сотни миллионов людей как за рубежом, так и в собственной стране отшатнулись от всего советского со страхом и ужасом. Он обессмыслил принесённые жертвы. Он посеял семена будущего развала. Падение престижа СССР было огромным. Хотя благодаря впечатляющим успехам к космосе и в экономике его удастся восстановить в 1960-е, события 1968 года в Чехословакии окончательно обрушат светлый образ нашей страны. И именно Куусинен приложил руку к этому роковому докладу, после смерти Сталина выдвинувшись в главные коммунистические идеологи Советского Союза.

После Сталина наш герой становится членом Академии наук СССР, не имея никаких научных достижений. Выступает автором учебника «Основы марксизма-ленинизма», который в 1958 году писала группа молодых, прозападно настроенных экспертов, в числе коих был и незабвенный Фёдор Бурлацкий. Кстати, именно он предложил поддержанный Куусиненом тезис о перерастании диктатуры пролетариата в общенародное государство. Отто Вильгельмовича делают Героем социалистического труда. Он входит в партийный ареопаг — выступает как член Политбюро ЦК КПСС.

Он-то растёт — а вот страна начинает падать.

XX съезд КПСС стал самоубийственным для СССР шагом. Особенно в сочетании с жестоким подавлением венгров в тот же год. Москва тем самым сказала миру: «Да, я жестокая, кровавая и бессмысленная, моя недавняя история — суть маниакальная жестокость и сплошной ГУЛАГ; кошмар, который нужно поскорее забыть». Происходит отказ от сталинского духа: мы — лучшие в мире, мы можем построить жизнь лучше западной — и Западу придётся нас догонять. Мы ещё бедны, но в социальном отношении — впереди всего человечества. Наоборот, после XX съезда всей стране прививается комплекс национальной неполноценности. Это нам нужно догонять Запад, ибо мы — всего лишь ухудшенная его модель. Не нужно творить самим: надо лишь рабски копировать западные достижения.

Уходит дух Победы 1945 года, когда русские получили уверенность: «Мы можем всё!». Теперь же, наоборот, начинает исподволь насаждаться дух преклонения перед Западом. Один их куусинено-андроповских выдвиженцев тех времён, будущий прораб горбачёвской перестройки Фёдор Бурлацкий, слегка кокетничая, вспоминает: «В 1956 году пятьсот человек из различных партийных учреждений, главным образом из печати, были усажены на теплоход «Победа» и проехали от Одессы до Ленинграда. Я впервые увидел Европу, её архитектуру, её дороги, её театры, людей. Все, что писалось у нас о Западе, выглядело дикой ложью. Домой вернулся законченным западником. Я был молод, смел, неосторожен, хотя в то горячее время призадуматься было над чем. Прочитав мои теории о возможности мирного перехода западных стран к социализму, главный идеолог Суслов высказался коротко и ясно: статья односторонняя, может быть мирный путь, но может быть и немирный путь. Несмотря на это, меня стали приглашать сразу в два отдела ЦК: к Пономарёву, по международным делам, и к Андропову, по странам социализма. Встреча с Андроповым оказалась главной, но и роковой для всей моей жизни…».

Таким образом, перед нами — поверхностный человечек, который впал в прозападный раж, едва увидев поверхностную, парадную сторону европейской жизни. Он не понимает, что Россия в 1917 году пережила страшную цивилизационную катастрофу, что она тогда превратилась в обречённую страну — и Сталину пришлось выволакивать её буквально с того света за волосы. Он не хочет даже допустить мысли о том, что русские с их громадным творческим потенциалом способны создать цивилизацию более совершенную и качественную, чем западная. Которая, кстати, в 20-м веке не переживала катастрофы, подобной той, что постигла нас.

Именно такие люди приходят в идеологический аппарат ЦК КПСС при Куусинене. Помните, какую роль сыграл в крушении страны и сдаче её позиций директор Института США и Канады, верный горбачевец Георгий Арбатов? Давайте проследим его путь. Сын старого большевика и работника Наркомвнешторга, он заканчивает факультет международных отношений МГУ (будущий МГИМО). После — работает в Издательстве литературы на иностранных языках, потом уходит в журнал «Вопросы философии», затем переходит в англоязычный журнал (детище Куусинена) «The New Times». Он формально принадлежит ВЦСПС (советским профсоюзам) и используется для рискованных публикаций «на экспорт», которые неуместны для партийно-государственной прессы СССР. Именно там Арбатов замечен Куусиненом, становится его консультантом (интересно, где это Арьатов успевает набраться недюжинного опыта с международных делах?), работает в журналах «Коммунист», «Проблемы мира и социализма», в Институте мировой экономики и международных отношений. А в мае 1964 года Г. Арбатова забирает к себе ближайший соратник Куусинена — секретарь ЦК КПСС, курирующий отношения с социалистическими странами: Юрий Андропов. Вокруг него начинают кучковаться будущие горбачёвцы и перестройщики: Олег Богомолов, Александр Бовин, тот же Фёдор Бурлацкий.

А до этого Куусинен вовсю двигает вперёд Ю. Андропова. 1954-1957 годы — Андропов работает послом в Венгрии. Потом он последовательно становится главой отдела социалистических стран ЦК КПСС, членом ЦК, затем — секретарём Центрального комитета. Куусинен и Андропов открывают дорогу Ф.Бурлацкому, Г.Бовину и другим «экспертам», проникнутым прозападными настроениями и совершенно не знающим реальной жизни в стране, никогда не занимавшим ответственных постов там, где требовалось реальное дело и реальные результаты. Начинает складываться «референтократия» — власть всяких помощников и авторов докладов для первых лиц, каковые никогда в жизни не работали в реальных проектах вроде Атомного, но обладали бойким пером и огромным самомнением (продолжение той же тенденции — современная «сурковщина»). Эти деятели судили о Западе по туристическим поездкам, ничего своего придумать не могли и только млели перед новомодными теориями, идущими с того же Запада.

Таков был самый горький плод «исторического» XX съезда, к каковому приложил руку незабвенный Отто Куусинен. Именно он в 1950-е годы начинает определять идеологию СССР. Становится членом президиума и секретариата КПСС. По предложениям Куусинена и его присных в 1959-1961 гг. разрабатывается новая программа партии (коммунизм — к 1980 году). Начинается пора самых левацких, троцкистско-кавалерийских «реформ» в экономике и социальной сфере. Залихватски ликвидируются частно-кооперативный сектор в экономике, приусадебные хозяйства колхозников, начинается тупая «давай-давай!» конверсия в ВПК. Без всякой подготовки сокращаются Вооружённые силы, причём никто не заботится о трудоустройстве уволенных офицеров. Под нож идут новые корабли и боевые самолёты: происходит некая «горбостройка-1». При этом огромные ресурсы вбухиваются в распашку казахстанских степей (эпопея целины) — вместо того, чтобы быть инвестированными в черноземный пояс Украины и РСФСР, в Причерноморье, Орловщину, Кубань и Ставрополье. При том, что урожайность на целине падает, ветры в Казахстане уносят плодородный слой земли, собранное зерно негде хранить и нечем вывозить. Разворачивается и позорно-идиотская «кукурузная истерия».

На место вдумчивых преобразований в экономике приходит «красногвардейская атака» на проблемы. Страна принимается завозить зерно из-за рубежа. Создаётся шизофрения: всё ещё самоотверженно работают технократы и творцы, обеспечивая колоссальные успехи СССР в энергетике, строительстве, химии, металлурги, атомной отрасли, в космосе, в образовании. Они поднимают всё новые и новые промышленные гиганты, создают передовую на тот момент вычислительную технику и т.д. С другой — во власти заводятся черви гниения, которые обслуживают власть. Она принимает идиотские решения — и эти же черви, мастурбируя на картинки Запада, критикуют систему за неэффективность. Складывается «пятая колонна» будущих разрушителей Союза. Грядущий соратник Горбачёва и Ельцина, идеологический чиновник ЦК КПСС Александр Яковлев в 1958-1959 году едет «стажироваться» в Колумбийский университет (Вашингтон), в средоточие американского масонства и разведслужб. Вот только в чём он ехал стажироваться-то? Вместе с ним туда же на стажировку едет будущий генерал КГБ Олег Калугин. Потом он станет двигаться по служебной лестнице Андроповым. Надеюсь, все помнят, что потом сделает Калугин… Вот что выходит из «шинели Куусинена» в те годы.

Журнал: Загадки истории №42, октябрь 2020 года

Рубрика: Власть

Автор: Дмитрий Куприянов

Полностью: https://www.bagira.guru/politi...

Картина дня

наверх